Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

вишиванка

Почему важно прочитать "Песнь льда и пламени" (в народе более известная как Game of Thrones)?

Мне всегда импонировали западные люди (особенно американцы), которые в каждой сказке найдут кучу смыслов, идей и алгоритмов. Перед выходом последней (на сегодняшний день) частью книги Мартина "Танцы с драконами" серьезные аналитические журналы посвятили кучу статей этому циклу романов.



Например, авторитетной в мире журнал по мировой политике Foreign Affairs опубликовал две статьи: 1) "Game of Thrones as Theory" - принадлежит профессору по международным отношениям Университета Массачусетса Чарли Карпентеру; 2) "Game of Thrones as History" - написал американский историк-медиевист из Университета Лойолы Келли Деврис.

Другой влиятельный журнал - Foreign Policy - сделал глубокий политологический анализ романа ("Realpolitik in a Fantasy World"). Предметом исследования стала "реальная политика" правителей Вестероса и других континентов фантастического мира. Позже известный эксперт по международной политике, профессор Университета Тафтса и главный редактор журнала The National Interest Дэниэл Дрезнер в колонке "How Game of Thrones found its political groove" рассматривал политическую культуру и политическое лидерство в романах Мартина.

Я, в свое время, вдохновленный этими текстами, сравнил внутреннюю политику, политический образ Виктора Федоровича и Джоффри Робертовича Баратеона.

"Песнь льда и пламени" - это прекрасный учебник по:
1) международной политике;
2) политическому менеджменту;
3) дипломатии;
4) стратегическому прогнозированию и планированию;
5) антикризисному менеджменту

Гениальность Мартина состоит в том, что ему удалось создать полноценный виртуальный мир, где, по сути, нет ни плохих ни хороших. А есть неоднозначная жизнь с ее поворотами.

Думаю, что по книгам Мартина уже пора писать и защищать диссертации
jesus inside

Гарри – разделитель христиан

Представляю вашему вниманию прекрасную статью al_friendster относительно восприятия христианским сообществом Гарри Поттера. К сожалению, верующие часто замыкаются на толковании образов и пропускают глубокий смысл.

Одни христиане видят в книге Дж. Роулинг пропаганду оккультизма, а другие — прообраз искупительной жертвы Христа

Выход на широкий экран двухчастного «Гарри Поттер и Дары Смерти», экранизации последнего тома волшебной саги Дж. К. Ролинг, усугубил двойственное отношение христиан к фэнтезийному кино в общем и к гепталогии (серии из 7 частей) про колдуна из Хогвартс в частности.

Прогрессирующая амбивалентность, – так можно охарактеризовать чувства и мысли христиан, говорящих и пишущих о богословии мира Поттера и реального для многих мира теологии Нового Завета. Созданную творческим сознанием Ролинг вселенную ведущие киношные журналы уже успели окрестить «гениальной» и «выдающейся», притом сделали это, скорее всего, кидалты, выросшие вместе с героем, которого сыграл Дэниэл Рэдклифф.

Сама саги содержит в себе ряд подводных камней. Во-первых, фильмы, снятые интересно и талантливо, не всегда отражают книжный оригинал. Во-вторых, части неоднородны: первые магичны, светлы, веселы; последние две, по словам кинокритика Маршалла Файна из Huffington Post, имеют дело с серьёзными вопросами и игнорируют интересы тинейджеров. Этот смысловой скачок известен нам и по фильмам с Бэтменом, где в последней части человек-мышь описан сложным языком экзистенциальной психологии – реалистично-концентрированным изображением людских пороков и их антиподов, временами дезориентированных положительных героев. Но «Бэтмен», в отличие от «Гарри Поттера», не смог катализировать раздвоенность христиан в оценках.

Прельщённый палочкой

Всё началось в 2002 году, когда одиннадцатилетние Дэниэл Рэдклифф и Эмма Уотсон снялись в экранизации одноимённого романа Дж. К. Ролинг «Гарри Поттер и философский камень». Тема магии и колдовства, составляющая фон для сюжетных перипетий, не на шутку встревожила американских христиан, читающих Библию каждый день. Именно чародейство во всех его проявлениях стало ведущим заставило верующих в Иисуса людей стать на путь осуждения киноленты.

Следующий шаг сделал авторитетный в евангельских кругах США руководитель влиятельной просемейной организации Focus on the Family Джеймс Добсон. Он выступил против семейного просмотра фильмов с Гарри Поттером, подчеркнув: «… достаточно трудно игнорировать эффект, которым подобные истории (хотя и вымышленные) могут воздействовать на молодые, впечатлительные умы». Запрет церковью чего-либо во все времена привлекал особенное внимание тех, кто искал острых ощущений. Неодобрение американскими евангельскими христианами поттеромании, как и бойкот Католической церковью – правда, по иным причинам, – киноленты «Код да Винчи», стал своеобразной рекламой и возродил древний механизм «обратной пропорции»: «что запрещено, на то и идём в кино».

Не особо утруждаясь анализом таких нюансов, лидер американской организации Prison Fellowship Ministries Чак Колсон, известный русскоязычному читателю по книге «Конфликт царств», посоветовал американским детям книгу (и фильм заодно) не читать, переориентировав их на классику жанра – «Властелин колец» Д.Р.Р. Толкиена. На этом ярком фоне петиция польских священниковиз города Гливица о недопущении знакомства с книгами, где «опасный мир волшебства представлен исключительно в положительном свете» выглядит довольно запоздалой. Хотя стоит заметить, что для консервативного протеста против любого движения всегда найдётся время и место.

Сей протест может быть и несколько непоследовательным. Сегодня родители-христиане признают, что именно экран монитора стал основным источником получения знаний для детей, потому стараются привить любовь к классическому чтению. Когда же в продажу начали поступать книги о Гарри Поттере и дети взахлёб стали читать выполненные на скорую руку переводы, родители решили оградить своих отпрысков от магических искушений, и книги были отобраны. Хотя именно тогда сложилась уникальная ситуация, когда не читающие дети в буквальном смысле охотились за изданиями с фамилией Ролинг на суперобложке.

Гарри и серьёзные вопросы

Ирония многообразия реакции христианства на окружающий культурный фон такова, что если где-то отношение к поттеромании фундаментально негативно, то это не всегда распространяется на всех без исключения.

Священник Епископальной церкви США и автор книги «Бог и Гарри Поттер в Йеле» Дэниэль Тумминио была первой, кто на университетском уровне решил создать спецкурс по взаимоотношению христианского богословия и мифологии мира Ролинг. Онаотмечает: «Мой план состоял в том, чтобы сместить акцент с колдовства, которое до этого стояло в центре внимания христиан, и сосредоточиться на разнообразии иных богословских тем, включая прощение, спасение и благодать». Имея в обращении традиционные для христианского богословия темы, либеральный теолог имеет всё больше шансов на успех по одной причине: последние части «поттерианы» изменились до неузнаваемости. Первые серии, снятые Крисом Коламбусом («Один дома», «Один дома-2») были и остаются интересны преимущественно детям, последние, Дэвида Йэтса, – для более взрослой аудитории. Трансформации подверглось всё: впервые за всю историю экранизации обе части «Гарри Поттер и смертельные реликвии»получили от Американской киноассоциации гриф «PG-13». Это означает требование присутствия родителей при просмотре. Причина – сцены жестокости и насилия.

Нужно признать, что именно тяжёлая и хмурая атмосфера последних кинолент расчистила поле для содержательного разговора с теми, кто знал Гарри ещё 11-летним. Дэниэль Туммимио в серьёзном подходе к романам Ролинг не одинока. Официальная газета Ватикана L’Osservatore Romano, как и в 2009 году относительно «Гарри Поттер и Принц-полукровка», неожиданно для всех напечатала позитивную рецензию, описывая фильм как «уникальную и долгую историю формирования через болезненные утраты и смерти героя и его спутников, которые обретают зрелость на пути от лёгкости младенчества к сложным реалиям взрослой жизни». Одобрение ватиканского СМИ сюжетных линий фильма вызвало на свет качественно новые дискуссии, делающие акцент на акте самопожертвования Гарри ради спасения Хогвартса и его мира в целом.

В дискуссию вовремя вступил протодиакон Андрей Кураев, давний эксперт по кино и автор профильной книги «“Гарри Поттер„ в Церкви: между улыбкой и анафемой», заявивший, что оригиналы произведения содержат христианскую перспективу и даже содержат цитаты из Нового Завета. И здесь действительно есть о чём подумать: Гарри, спрятав волшебную палочку за спину, жертвует собой ради своих близких (параллели ясны), Волан-де-Морт убит своей собственной палочкой, и побеждает, по мнению о. А. Кураева, «некая высшая (промыслительная) правда». Мир Гарри Поттера консервативен: предводителя злых сил автор называет Dark Lord (Тёмный Господин), как и во вселенной Звёздных войн ситхов называют адептами тёмной стороны Силы. Отсутствие смешивание моральных категорий – очень сильная сторона книг Ролинг.

Однако кажется, что зрителя вырывают из сказочной истории, где happy end считается правилом хорошего тона, и помещают в саму густоту реальной, невымышленной жизни, где, как отмечает L’Osservatore Romano, «смерть, бывшая до того редким исключением, стала исполнителем главной роли».

Горшечник и дети

Если попытка деоккультизации «поттерианы» будет успешной, то миссия теолога Тумминио может иметь все шансы на успех. «В конце первого года я преподавала курс „Гарри Поттер и христианское богословие“, и ко мне подошла одна второкурсница, попросила со мной поговорить, – делится учёный-новатор. – Она вышла из светского окружения, где разговоры о религии находились в категории табу . Она мне сказала: «Ваш класс дал мне повод говорить о вопросах исключительной важности. Такого ещё никогда не было».

Итак, координаты сторон предельно ясны. Последние фильмы о волшебнике в очках свидетельствуют о дальнейшей поляризации позиций христиан. Нужно признать, что «Гарри Поттер и Дары смерти» — достойный «камень преткновения» и, как любое неординарное произведение искусства, просто обязано вызывать у верующих людей противоречивые оценки. В этих кинолентах, очевидно, должно быть педагогическое и миссионерское дно. Что же касается попыток зарубежных христиан контекстуализировать для своей общины подтексты фильмов о Поттере, то их можно только приветствовать. Ведь поводы для содержательных бесед родителей и детей и так нечасто выходят на широкие экраны.


Christian

Пасторы не умеют общаться со светской аудиторией

Закончился фестиваль христианской книги и можно сделать некоторые итоги. Более полно выражу свою позицию в статье для Религо.ру, смысл которой в том, что фестивали закроются, а христианские издательства должны разориться и стать перегноем для более серьезных игроков рынка.

Пока лишь ограничусь оценкой моего общения с христианскими авторами. Я вел презентации Михаила Черенкова, Дэвида Бейкера, Владимира Имакаева, пастора Геннадия Мохненко и пастора Александра Шевченко. Также взял интервью у Пола Янга, автора «Хижины».

Пол Янг весьма скромный и простой человек, любящий обниматься (после каждой подписанной им книги, обнимал своего читателя). По внешнему виду и манере общения видно, что ни слава, ни деньги никак его не изменили. Весьма примечательный момент. На его мастер-класс по писательскому дело пришло в начале 2-3 человека. На что он усмехнулся и сказал: «О, я люблю общаться с немногочисленной аудиторией». Но он настолько интересно рассказывал, что под конец собралась значительная группа людей, исчисляемая десятками.

Полная противоположность Геннадий Мохненко. Он видимо привык, что его в церкви по воскресеньям слушают сотни и тысячи. По одному щелчку пальцев говорят аминь и хлопают каждому высказыванию. Прийдя в литературное кафе и увидев только 6-7 человек (остальные о чем-то общались, ели и пили), нн так сильно разочаровался, что собирался уйти с презентации. Я его остановил и сказал: «Пастор начинайте, вам нужно заинтересовать аудиторию». На что тот ответил: «Кому тут говорить, зачем мешать людям пить и есть?». Я ответил ,что это нормально.

После этого, он сделал заявление, что все кому интересно послушать его подсаживайтесь ближе – нулевая реакция. Он не стал говорить в микрофон, что стало главной ошибкой. Лишь в конце он использовал прибор и люди начали потихоньку подтягиваться.

Общение с Михаилом Черенковым – пир для ума. У Михаила было не много людей (9-11), в прошлом году на него собралось 60-70 человек. Фактически у нас была дискуссия (из которой я сделаю интервью). Я время от времени провоцировал Михаила, называя славянские протестантские церкви – мракобесами. Но он не поддавался и делал весьма глубокие и значимые выводы: христианства станет меньше и количественно, и качественно. Потом мы немного продолжили дискуссию в обществе его друга из Латвии, ректора Рижского международного библейского института. Михаил Черенков – это настоящий пророк современного евангельского христианства. Только его «пророчества» строятся не на больных воображениях и личных амбициях, а на глубоком понимании Библии, истории церкви и вызовов современности.

Дэвид Бейкер. Настоящий самородок. Его книги – кропотливая работа и превосходный результат. Именно он должен продавать 15 млн тиражи, а не Янг. Основное его послание: свобода – самый ценный дар, которым нужно дорожить. Люди под законом, а не над ним. И даже большинство не имеет право изменять закон.

Приятное откровение Владимир Имакаев. Мне было сложно вести дискуссию, т.к. я честно признаюсь, не читал его книги. Но он смог меня заинтересовать и теперь я готов приобрести пару работ, чтобы ознакомиться с его творчеством.

Пастор Александр Шевченко – самое большее разочарование. Это яркий пример самого примитивного христианского популизма. Безграмотность помноженная на красноречие – опаснейшая смесь. Его книга была направлена на борьбу с традицией (в том числе и церковной). Мол традиция нас приводит к вражде друг с другом (между церквями). На что я заметил о неправильном использовании термина. Это называется религиозный фанатизм и фундаментализм. Говорил много и не по теме. Полное отсутствие логики и последовательности в словах. В такой ситуации невозможно дискутировать, ибо непонятен предмет разговора.
Во время своего выступления успел оклеветать Лютера и Кальвина. Первый виноват в 100 тыс. смертей, а второй был жестоким деятелем, которого не любили, отчего назвали собаку его именем (логику уловить сложно).

Шевченко собрал огромную публику (наверное, сравнится с янговской): бабушки, дедушки, не особо просвещенный люд. Вопросы были до безобразия примитивны: «Пастор, вы говорите, что нудно всех любит, но мне тяжело. Помогите»; «Пастор, какое отношение должно быть к субботе?»; «Как вы относитесь к иным языкам?»…

Шевченко публично осудил реформацию, отцов протестантизма и отрекся от той конфессии к которой принадлежит (пусть и формально).

В своих ответах он утверждал, что демократия в церкви зло, т.к. люди никогда не смогут ни в чем договориться. Поэтому должна быть безраздельная власть пастора. А если тот ошибается, то говорить ему не стоит – нужно молиться.